В поисках заработка Геральт странствует по уютному сказочному миру, населенному дебилами, маньяками, наркоманами и лесбиянками.
На шасси некоторых самолётов стоят камеры. На случай, если вы сидите далеко от окна или сомнения гложат вас вне зависимости от месторасположения, то с их помощью вы всегда можете выяснить, что самолёт действительно отталкивается от асфальта. Взлётно-посадочные полосы расчерчены жёлтым, как будто тысяча детей с цветными мелками трудились над ними последние лет пять. Линии сходятся в форме взлетающей птицы, потом феникс расходится на два пути, и им уже никогда не будет суждено соединиться. Примерно в этот момент по салону разносят напитки. Проблемы выбора жизненного пути в долгих перелётах важны, как никогда. По пути следования я пережил семь утра раз восемь, не меньше. Если летать очень часто, то, с большой долей вероятности, можно прожить авансом ещё жизни полторы.Прожить их, правда, придётся крайне безсобытийно и в сидячем положении.

В Лос-Анджелесе меня спрашивают - зачем я везу в Штаты наркотики. Я не везу, но не везу крайне неубедительно. Даже азиаты стараются больше: на каждую китайскую душу приходится три чемодана и две коробки. Одна туристическая группа может перевезти грузовик по частям и вообще не спалиться. У меня в чемодане лежат трусы, ботинки и деньги. Пока сотрудник таможни пытается найти у меня больше денег и нижнего белья, другой таможенник советует ему делать это нежно. Меня обыскивают первый раз и любая шутка про девственность становится в триста раз смешнее.

Лас Вегас выглядит ровно также как на всех фотографиях. Небоскрёбы, реклама, всё. Днём город не снимают, потому что утром он превращается в пустыню. Крупный отель, а таких тут большинство - абсолютно автономных и ослепительно безполезных - они могут держать оборону пару месяцев, даже не снижая сумму джек-пота в казино. Выйти из отеля пешком нельзя - он окружён дорогами для такси. Курить нельзя, но всегда можно, если вы играете в покер. Номера размером с московские квартиры, но, как правило, больше. В моём номере три телевизора, один из которых в ванной и четыре телефона, один из которых в туалете. На диванах, креслах, кровати и полу может комфортно лечь спать сорок пять человек (две ночи подрял я проверяю это лично). Тут всё такое. Если взять бурито с картошкой, то картошка в нем будет целиком. Если взять большой кофе, то можно принять из него ванну.

На тот момент мне только исполнилось 28, и в США я был первый раз. Примерно через год, ровно в Новый Год, я буду стоять по колено в океане в Санкт-Петербурге, штат Флорида, и буду хотеть утопиться на полном серьёзе. Теперь мне только исполнилось 30, и я хочу из московского промозглого ноября в пасмурный Вегас, чтобы затеряться в отеле размером с микрорайон, напиться, набрести на сад, окружённый непробиваемыми стенами на 100 этажей вверх и из кустов наблюдать за тем как четыре молодые американки решили искупаться в бассейне с подогревом, но забыли трусы. Я вроде бы иду вперёд, но часто встречаю то, что я уже где-то видел.



@темы: странствия, мои фотографии, Лас-Вегас